Путь Бестужева-Рюмина. Приговорен к четвертованию


    Алексей Петрович занял свой пост в марте, а уже в октябре 1740 г. борьба за российский престол разгорается с новой силой. Надо заметить, что со смертью Петра II, внука Петра Великого, мужская линия в доме Романовых окончательно пресеклась, а престолонаследие следует, по словам Ключевского, по "ломаной линии". Претендентами выступили две немецко-княжеские фамилии - Брауншвейгская и Голштин-ская. Во время бироновщины трон занимала вдовствующая герцогиня Курляндская Анна Иоанновна, племянница Петра I. Помогли ей достичь престола дворцовые интриги и военная сила. Эти два способа стали использовать и другие законные и не очень престолонаследники. Особенно сильна была при Анне Иоанновне немецкая партия. Выдав свою племянницу, Анну Леопольдовну, за брауншвейгского принца Антона Уль-риха, она завещала трон родившемуся от этого брака грудному младенцу Иоанну, а своего любимца Бирона назначила регентом-правителем с неограниченными полномочиями. После этого почему-то сразу тяжко заболела и быстро скончалась, успев сказать радостному Бирону всего одно слово: "Небойсь". Однако фавориту действительно было чего бояться. Во-первых, озлобления русской партии, которая во время Анны Иоанновны была оттерта от трона. А во-вторых, самих немцев, которые сидели у престола, словно голодные кошки у хозяйского стола, готовые разорвать друг друга за каждую брошенную кость.
    Так, фельдмаршал Бурхард Христофор Антонович Миних, пообедав и любезно просидев у регента-правителя весь вечер 8 ноября, ночью же с дворцовыми караульными и солдатами Преображенского полка, командиром которого и был, арестовал Бирона прямо в постели, причем гренадеры порядком поколотили того, засунули в рот носовой платок, завернули в одеяло и снесли в караульную, а оттуда прямиком отправили в Шлиссельбург. Регентство Бирона продлилось всего три недели.
    Но был арестован и Бестужев-Рюмин, как его ставленник. На престол Миних посадил Анну Леопольдовну, а сам, будучи президентом Военной коллегии, стал фактическим правителем страны. Бестужева-Рюмина допрашивали в Шлиссельбургской крепости, где он дал показания на Бирона (позднее он отказался от них, сославшись на угрозы и плохое содержание в тюрьме). Он был приговорен к четвертованию. В вину ему вменили и то, что во время короткого регентства Бирона он сам гонялся с обнаженной шпагой по Васильевскому острову за неким капитаном Бровцыным, который собрал толпу зевак и громко возмущался этим назначением. Но к этому времени самого Миниха успел оттереть от власти Остерман, убедив Анну Леопольдовну заменить Бестужеву-Рюмину смертную казнь ссылкой в Белозерский уезд.
    Движение против иноземного засилья в России росло, достиг уже предельной точки накала. Озлобление на немцев расшевелил национальное чувство. Возбуждение гвардейских кружков поворачивало умы в сторону дочери Петра Великого - Елизаветы. А Анна Леопольдовна со своим сыном целыми днями сидела в своих покоях, неодетая и непричесанная, "совсем дикая", как повествует Ключевский, почти не понимала, в какой стране и зачем она находится. Оскорбленные национальные чувства вызвали новый, патриотический переворот 1741 г. На гвардейских штыках к власти пришла всеобщая любимица Елизавета, восторженно приветствуемая народом. Так ноябрьской ночью был разогнан этот курляндско-брауншвейгский табор, собравшийся на берегах Невы с целью поживиться от верховной власти созданной Петром Великим империи. Россия в это время была превращена в торговую лавку, даже в вертеп разбойников. Всем казалось, что теперь-то наконец установится русская династия, но... впереди маячили уже другие немцы - голштейн-готторпские жильцы в российской державе. А Алексей Петрович Бестужев-Рюмин вскоре получил полное оправдание и вернулся ко двору. Настал его звездный час




Copyright 2008. При использовании материалов для всех интернет проектов обязательна доступная к индексации активная гиперссылка на grimjim.com.ua