Твердая поступь императора Петра. Активные действия


    Вот тогда-то Петр и написал свое печально знаменитое письмо в Сенат, учрежденный им перед самим походом. Оно было опубликовано лишь в 1785 г. на немецком языке и долгое время подвергалось сомнению. Но стиль и смысл письма соответствуют исторической обстановке: "Господа Сенат! Извещаю вам, что я со всем своим войском без вины или погрешностей наших в семь крат сильнейшею турецкою силою так окружен, что... иного предвидеть не могу, кроме совершенного поражения, или что я попаду в турецкий плен. Если случится сие последнее, то вы не должны меня почитать своим царем и государем и ничего не исполнять... но если я погибну и вы верные известия получите о моей смерти, то выберите между собой достойнейшего мне в наследники". На военном совете было решено предложить туркам мир. Послали несколько парламентеров, но ответа не было. Тогда Петр направил в турецкий лагерь одного из самых своих хитрейших дипломатов, подканцлера П. П. Шафирова.
    Прутские мирные переговоры - самый странный и загадочный эпизод в истории петровской дипломатии. Царь указал Шафирову идти на максимальные уступки при заключении мира. Шафирову было разрешено согласиться вернуть Турции все завоеванное на юге, включая Азов; отдать шведам на севере также все, кроме Петербурга. В довершение инструкции предписывалось вообще соглашаться на все, кроме рабства, лишь бы выбраться из окружения. Практичееки это означало конец царствования Петра и сужение России до Московского княжества. Что же произошло дальше? В русском стане с напряжением ждали возвращения Шафирова. А ему хватило не только ума, но терпения и выдержки, чтобы не раскрыть перед командующим турецкой армией великим визирем Мехмед-пашой свои карты. Как оказалось, турки сами находились в довольно плачевном положении; даже янычары - самые отборные войска - выдохлись после сражения и отказывались идти в бой. К тому же Мехмед-паша получил известие, что Австрия готова вступить в войну с Турцией. Прутский мирный договор был заключен, но с катастрофическими потерями для России. Более того, русским войскам было даже позволено выйти из окружения со своей артиллерией. Удалось избежать самого страшного. Когда соратники Петра в Москве поздравили его со счастливым возвращением, он, сурово оценивая всю прут-скую историю и свои собственные действия, сказал: "Мое счастье в том, что я должен был получить сто палочных ударов, а получил только пятьдесят".




Copyright 2008. При использовании материалов для всех интернет проектов обязательна доступная к индексации активная гиперссылка на grimjim.com.ua