Служение графа Остермана. На Аландском конгрессе


    Русскими представителями на этом конгрессе выступали два человека: Остерман и давний сподвижник Петра Яков Брюс, шотландец по происхождению, астроном, математик, о котором не без оснований говорили, что он занимается черной магией и проводит в Сухаревой башне какие-то тайные колдовские опыты (так это или нет, но до сих пор ходят легенды, что в стенах этой башни была замурована некая "черная книга" Брюса). Однако переговоры на Аландских островах были не менее таинственны и загадочны, судя по последующим спорам историков. Начать следует с того, что в голове ближайшего и самого доверенного министра шведского короля Карла XII Герца родился некий грандиозный замысел. Герц добился от своего сюзерена согласия на мир с Петром, да еще на условиях отказа в пользу России от восточных прибалтийских территорий. Как могло случиться, что этот помешанный на войне король, не признававший иного смысла существования, кроме военных баталий, согласился на мирные переговоры со своим обидчиком, русским царем? Дело в том, что Герц внушил ему, что мир с Петром - верный путь к возрождению военного могущества Швеции. Союз с русским царем сделает Карла величайшим полководцем всех времен и народов! Фантастический проект Герца предполагал объединение под властью короля всей Скандинавии, возвращение его владений в Германии, а затем нанесение удара по Англии, где он передаст корону шотландской династии Стюартов. Но для этого нужна сильная армия, и она есть, тут, рядом, под боком: союз с Петром даст в распоряжение Карла победоносное русское войско! Только в голове сумасшедшего могла родиться такая бредовая идея, но она увлекла Карла, который и сам был всегда склонен к авантюрным предприятиям (вспомним его приключения в Турции и сражение "калабалык").
    Вначале переговоры начались со взаимных требований. Русские представители сразу заявили, что "его царское величество желает удержать все им завоеванное". Герц, покуда не раскрывая всех карт, ответил, что "король желает возвращения всего у него взятого". Началась длительная аргументация изложенного. Инструкции Петра русским уполномоченным требовала от них максимальной гибкости, им давались полномочия даже обещать русское содействие в получении возмещения за территориальные потери "другой стороне". Вместе с тем надлежало заявить шведам, что "мы с ними миру желаем, но и войны не боимся". Остерману в специальном письме Петр давал поручение особого рода, основанное на глубоком понимании того, что представляла собой шведская дипломатия и сам Герц. Остерману нужно было частным образом войти с Герцем "в дружбу и конфи-денцию", обещать ему награду и прочее. Так два немца, один на службе русского царя, другой на службе короля шведского, слились друг с другом в дипломатических объятиях, ведя o смертельно опасную игру. Обоим она могла стоить головы, если бы был сделан один неверный шаг - слишком высока была цена и ставка в этой аландской партии. Остерману удалось выведать у Герца, что положение Швеции катастрофическое, население уменьшилось до 700 тысяч человек, в стране голод, нищета, эпидемии, что короля уже мало кто поддерживает, и поэтому нужна дипломатическая победа. Наконец, он открыл перед Остерманом свои основные карты: Россия, в обмен на признание Карлом отвоеванных прибалтийских земель должна выставить 150-тысячную армию и в союзе со Швецией обрушиться на Польшу, Данию, Англию, Голландию, Германскую империю - словом, фактически на всю Европу. Что же все-таки это было - безумие шведского министра или западня?
    "Наша система должна состоять в том, чтобы убежать от всего, что могло бы нас в какие-то проблемы ввести".
А. И. Остерман




Copyright 2008. При использовании материалов для всех интернет проектов обязательна доступная к индексации активная гиперссылка на grimjim.com.ua