Путь Бестужева-Рюмина. "Помогай советами!.."


    Бестужев-Рюмин видел важнейшими союзниками России Австрию и Саксонию. Первая являлась старым противником Франции, а саксонский курфюрст был еще и королем польским. Пруссия же, "неприятель потаенный", вызывала у него наибольшие опасения. Он не хотел идти ни на какие сделки с разбойничьим государством, каким тогда слыла в Европе Пруссия. Канцлер считал, что верить слову и даже договору, подписанному с Пруссией, нельзя, - это доказала вся вероломная политика прусского короля Фридриха II. Поэтому союз с ним невозможен и опасен. Его выводы были подтверждены дальнейшим ходом истории, последовавшей Семилетней войной. В 1744 г. прусский король возобновил войну с Австрией, захватил часть Богемии, вторгся в Саксонию. К 1745 г. Пруссия значительно продвинулась в глубь Прибалтики и стала угрожать северо-западным рубежам России.
    Канцлер вел себя решительно, представив Елизавете свой план в связи с прусско-саксонским конфликтом (с обеими этими странами у России были союзные договоры, и обе они требовали от России вооруженной поддержки). Позиция Бестужева-Рюмина прозвучала весьма четко: Пруссия, побуждаемая "наущениями и деньгами Франции", нарушила свои договорные обязательства и напала на Австрию и Саксонию, поэтому не может рассчитывать на какую-либо помощь России. А Россия не исключает для себя возможности присоединиться к заключенному в январе 1745 г. Варшавскому договору с Англией, Голландией, Австрией и Саксонией для совместного отражения нападения Пруссии. В 1746 г. был подписан союзный договор с Австрией, явившийся краеугольным камнем во внешнеполитической программе Бестужева-Рюмина. Это позволило сдержать прусскую агрессию в Европе, хотя в 1756 г. Семилетняя война все-таки началась.
    К концу 50-х гг. здоровье императрицы Елизаветы резко ухудшилось. Время ее царствования, по словам Ключевского, было не без славы и даже не без пользы. Сама императрица в государственных делах участие принимала малое. Живая и веселая, стройная, с красивым круглым и пышущим здоровьем лицом, она была умная и добрая, но беспорядочная и своенравная русская барыня XVIII в., которую, по русскому обычаю, все бранили при жизни, а после смерти сильно оплакивали. Она строила дворцы, устраивала балы, но и истово молилась, строго соблюдала посты, так что любителю гастрономии ее канцлеру Бестужеву-Рюмину лишь с разрешения константинопольского патриарха разрешалось не есть постного. И он с тревогой смотрел в будущее, предполагая, что ежели на место Елизаветы придет Петр III - племянник императрицы, сын голштинской герцогини, поклонник Фридриха II и настоящий прусский агент, - то может случиться катастрофа. Не только с ним самим, но со всей выстроенной им политикой. Он и жену Петра - будущую императрицу Екатерину II - встретил поначалу враждебно, видя в ней защитницу интересов Пруссии. Но вскоре их сблизили общие враги и опасности, они стали друзьями, молчаливо понявшими друг друга.
    Елизавета была еще жива, когда Бестужев-Рюмин и Екатерина задумали осуществить план, который помешал бы восшествию на престол Петра III. По этому плану царствовать должна была Екатерина, а ведущую роль в управлении государством исполнять Алексей Петрович Бестужев-Рюмин. Но заговор был раскрыт. Канцлер успел уничтожить компрометирующие его бумаги, но все же был арестован, лишен чинов, званий и орденов и в 1758 г. отправлен в ссылку в свое подмосковное имение.
    "Граф Бестужев думал как патриот, и им нелегко было вертеть, хотя 'человеком был сложным и неоднозначным".
Екатерина II




Copyright 2008. При использовании материалов для всех интернет проектов обязательна доступная к индексации активная гиперссылка на grimjim.com.ua