Ордин-Нащокин. Последние годы


    Карьере Ордин-Нащокина в те годы не могли повредить даже два досадных эпизода в его биографии. Один из них был связан с тем, что его любимый сын, Воин Афанасьевич, замещавший иногда отца на воеводстве в некоторых городах, "вдруг воспылал страстью к чужеземцам, нелюбыо к своему" и бежал за границу. Афанасий Лаврентьевич был убит горем, сам уведомил царя о своем несчастье и попросил отставки. Царь Алексей Михайлович отнесся к горю с сочувствием, написал Ордин-Нащокину задушевное письмо, в котором защищал его... от него самого: "Просишь ты, чтобы дать тебе отставку; с чего ты взял просить об этом? Думаю, что от безмерной печали. И что удивительного в том, что надурил твой сын? С малоумия так поступил. Человек он молодой, захотевший посмотреть на мир Божий и его дела; как птица полетает туда и сюда и, налетавшись, прилетает в свое гнездо, так и сын твой припомнит свое гнездо и свою духовную привязанность и скоро воротится". Так и случилось. Сын вернулся, а Ордин-Нащокин продолжал служить добрейшему государю.
    Второй эпизод был связан с судом над патриархом Никоном, "собинным другом" царя. В этом случае Ордин-Нащокина, скорее всего, подставили. Некий боярин Никита Зюзин из самых добрых побуждений, будучи сторонником патриарха, решился на отчаянную меру: он письменно уведомил Никона, будто государь через Ордин-Нащокина велел ему приехать к заутрене в Успенский собор и вновь встать на патриаршем месте. Никон поверил этой уловке, что еще больше осложнило его отношения с царем. Зюзин едва не лишился головы, а Афанасию Лаврентьевичу пришлось просить у государя прощения, хотя его вина и не была доказана. Только благодаря своей честности и бескорыстию он избежал тяжелых последствий.
    Ордин-Нащокин ввел много изменений в работу Посольского приказа. Он организовал дипломатические представительства за рубежом. Начал перевод иностранных газет, делая из них нужные выписки для работы. Увеличил число переводчиков. Старался наладить торговые отношения с Персией и Средней Азией, с Хивой и Бухарой, снаряжал посольство в Индию, смотрел и на Дальний Восток, на Китай, помышлял об устройстве казацкой колонизации Приамурья. Но на первом плане оставалась главная задача - Балтийское море. Он хорошо понимал политическое, торговое и культурное значение этого моря для России. Составить новую коалицию против Швеции, отнять у нее Ливонию - это было заветной мечтой Ордин-Нащокина, составляло душу его дипломатического плана. Впрочем, политический кругозор канцлера не ограничивался вопросами внешней политики. Он по-своему смотрел и на порядок внутреннего управления государством. В какую бы сферу деятельности ни попадал Ордин-Нащокин, он подвергал суровой критике установившиеся в ней порядки и давал ясный план коренных преобразований. Чего бы ни задумывалось нового в Москве - заведение ли флота на Балтийском или Каспийском море, устройство заграничной почты, заведение ополчения пеших и конных даточных людей, даже просто разведение красивых садов с выписанными из-за границы деревьями и садами, - при всяком новом деле стоял Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин. Одно время по Москве ходили слухи, будто он даже занимается пересмотром законов, перестройкой государства в смысле ослабления столичной приказной опеки над местным самоуправлением. Можно лишь пожалеть о том, что ему не удалось сделать все, что им было задумано. Его неуступчивый и порою строптивый характер положил преждевременный конец его государственной деятельности. Ведь Ордин-На-щокину порой действительно не хватало гибкости и уступчивости в отношении придворных кругов.
    Царя стали все больше и больше раздражать слишком независимые и самостоятельные решения Ордин-Нащокина, его частые просьбы об отставке - это было единственным средством воздействия канцлера на государя. И однажды эта отставка была принята. В 1672 г. Ордин-Нащокин уезжает из Москвы, увозя большой личный архив и горечь в душе от незаслуженных обид. Возможно, под влиянием всего этого Афанасий Лаврентьевич ушел в монастырь и был пострижен в Крыпецкой пустыни в монахи под именем Антония. Последние мирские заботы инока были сосредоточены на устроенной им в Пскове богадельне.
    Умер Ордин-Нащокин в 1680 г., а идеи его, полупонятные и полупризнанные современниками, добрались до иного времени - до эпохи Петра Великого.




Copyright 2008. При использовании материалов для всех интернет проектов обязательна доступная к индексации активная гиперссылка на grimjim.com.ua