Ангел-хранитель Руси Александр Невский. На северо-западных рубежах


    Еще в начале XIII в. папский ставленник рижский епископ Альберт создал в Прибалтике орден немецких рыцарей-меченосцев, который стал называться Ливонским. Миссионеры этого ордена стали постепенно проникать и в русские земли, стремясь подчинить их своему влиянию. В это время (в 1204 г.) произошло одно событие, имевшее огромное значение для всего дальнейшего мироустройства: была разрушена и разорена столица Византийской империи Константинополь, Второй Рим, патриарший центр и оплот православной веры. Причем сделано это было не извечными противниками христиан турками, а вероломными рыцарями крестоносцами. Это известие ошеломило Русь. Теперь на очереди стояло Русское государство.
    "Когда в сентябре 1942 г. я стал писать Александра Невского, мне хотелось воплотить идеи стойкости, мужества, отваги, хотелось раскрыть характер непокоренного народа в том, что делает его великим".
П. Д. Корин, художник

    В конце 1237 г., когда Александру было лишь семнадцать лет и он только что стал князем-наместником Новгорода, римский папа Григорий IX возвестил крестовый поход против русских "схизматиков", обещал прощение грехов всем его участникам, а падшим в бою - вечное блаженство. Исполняя этот призыв, в 1240 г. шведский король отправил в русские земли многочисленное войско под командованием своего зятя Риргора. Выступил с ним также и Ливонский орден, объединившийся с тевтонскими рыцарями Германии. Зарился на русские земли и датский король. Привлекались вспомогательные финские отряды. И конечно же в нашествии участвовали папские епископы, которые должны были своим присутствием прикрыть грабительский смысл похода разговорами о "просвещении русских истинным христианством" - католичеством.
    Александр, несмотря на свою молодость, уже обладал воинским опытом. Вместе со своим отцом - Ярославом он участвовал в ратном походе на Дерпт, воочию видел в деле немецких рыцарей, закованных в латы, с тяжелыми шлемами на головах. Тогда Ярослав опрокинул немецкое войско, вынудив Ливонский орден подписать мирный договор. Своего сына дальновидный Ярослав загодя подготавливал к трудному делу на попри-Ще политики. Александр знакомился с договорами, которые заключались на Руси с великими и вассальными князьями, с епископами и вольными городами. Он тщательно изучал и грамоты, определяющие отношения Руси с иноземными державами - с Волжской Булгарией, с Половецкой степью, со Швецией, Данией, Ригой, Тевтонским и Ливонским орденами, с городами польского и немецкого Поморья. Юный князь был сведущ в языках - латинском, немецком, татарском. Но особое место в обучении и воспитании княжича отводилось ратному делу. Он должен был быть умелым наездником, владеть защитным и наступательным оружием, знать пеший и конный строй, тактику полевой битвы и осады крепостей. Это целый мир, своеобразное искусство. В снаряжение древнерусского воина-профессионала входили два копья, меч (сабля), дротик, лук со стрелами, кистень, булава, боевой топорик, шлем, кольчуга, щит, конская сбруя. Он мог делать шесть прицельных выстрелов из лука в минуту при дальности до 200 метров, используя десятки различных наконечников для стрел. Все это пудовое вооружение надо было быстро надеть и нести. Князь должен был знать, как делать подкопы для отвода воды, сооружать осадные метательные машины - пращи, вскидывать лестницы, перемахивать через валы и стены, а если надо, то и сидеть в обороне. Всему этому Александр обучился перед решающим сражением со шведским полководцем Биргером.
    Шведская флотилия прошла по Неве и сделала остановку у Ижоры. Биргер отправил послание Александру: "Выходи против меня, если можешь сопротивляться. Я уже здесь и пленяю землю твою". Князь вышел навстречу с малой дружиной, но твердой надеждой на Бога. Битве предшествовало чудесное видение, бывшее ижорцу Пелгусию. Тот созерцал ладью с гребцами, овеянными мглой, и двух лучезарных витязей, стоявших, обнявшись, в этой ладье. Это были святые князья-страстотерпцы Борис и Глеб. "Брате Глебе, - сказал Борис, - вели грести, да поможем мы сроднику своему, великому князю Александру!"
    Скрытно подойдя к Ижоре, русская конница в тесно сомкнутом строю внезапно появилась из-за леса. Князь Александр сам вел свою рать в бой. С ходу врезавшись в центр расположения шведских войск, он ударом копья сразил шведского полководца: "возложи Биргеру печать на лице острым своим копи-ем". Такое начало предрешило исход битвы. Победа русских была полной. Лишь наступившая ночь спасла пришельцев от полного разгрома: враги под покровом тьмы ушли вниз по Неве в море. За мужество, проявленное в этой битве, князь Александр Ярославич получил прозвище Невский.
    В том же 1240 г. немцы с помощью бояр-предателей захватили Псков, однако Александр внезапным походом уже без особого труда освободил город. Крестоносцы были закованы в цепи и отправлены в Новгород. Ливонский орден начал готовить решающее сражение. Оно состоялось 5 апреля 1242 г. на льду Чудского озера и получило название Ледовое побоище. Это была невиданная битва, казалось, что "труск от копий ломле-ниа и звук от сечение мечнаго" был такой, будто "озеру помер-зшю двигнутися; и не бе видети леду, покрыбося кровию". Цвет рыцарства был разгромлен. Весь народ величал и славил русское войско и князя Александра.




Copyright 2008. При использовании материалов для всех интернет проектов обязательна доступная к индексации активная гиперссылка на grimjim.com.ua