Светлая голова князь Куракин. Прогнозы оправдываются


    К осени 1719 г. Аландский конгресс, где должен был быть заключен мир России и Швеции, провалился и в воздухе вновь запахло войной. Уже не было в живых Карла XII, но теперь на стороне Швеции готовилась выступить Англия, не желавшая роста могущества России. Тучи вокруг Петра сгущались. Зловещие слова "изоляция", "окружение" все чаще повторяли в Европе со злорадством. В самом Стокгольме разрабатывался план грандиозной операции: готовились привлечь английский флот в 40 линейных кораблей, войска Пруссии и Австрии, обеспечить одновременное нападение турок с юга, ударить по Риге, Ревелю, Петербургу, сломать Россию раз и навсегда.
    "Время пришло деликатное, и должность каждого из верных подданных свое мнение с чистою совестию объявлять. Интерес вашего величества ныне весьма требует, чтоб торговля в Балтийском море с русской стороны оставлена была совершенно свободною и спокойною".
Из письма князя Куракина Петру I

    А что же русская дипломатия? Казалось, она уже исчерпала свои возможности. Но именно теперь оказалась, как никогда, кстати светлая голова князя Б. И. Куракина. Петр нередко получал от него малоприятные предупреждения, даже тонко замаскированную критику своих действий. Но сейчас Куракин направил в Петербург анализ ситуации, который, вопреки кажущейся беспросветной обстановке, намечал реальную, а главное, оптимистическую перспективу. "С первого взгляда кажется, - писал он, - что Швеция миром и союзом с Англией приобрела великие выгоды; но кто посмотрит вдаль, иначе рассуждать будет. Короли английский и прусский дали шведам довольно денег для исправления разоренного; шведы будут получать также субсидии от Англии и Франции, что даст им средство к обороне; флот английский будет их защищать от нападения русских войск и флота. Но этим она и должна ограничиться, потому что английских и французских субсидий недостаточно для войны наступательной".
    Жизнь в дальнейшем подтвердила правоту князя. Он предрекал иллюзорность надежд Швеции на Англию: "Вся надежда Швеции на дружбу с Англией. Но в чем будет состоять английская помощь? Разве Англия согласится объявить войну России, помогая Швеции в наступательном против нее движении?" И Пруссия, по словам Куракина, никогда не пойдет против России. Откажется от этого и Дания. И Австрия "ни войска, ни денег не даст; первого по многим причинам, а вторых - потому что их нет". Таким образом, утверждал Куракин, обстановка отнюдь не такова, чтобы отказываться от прежних внешнеполитических задач, но она требует осторожности и активных дипломатических действий, программу которых он и предлагал конкретно в отношении каждой из важнейших стран. Вот лишь некоторые из его советов: "С Англиею надо избежать решительного разрыва и кораблей английских подданных не захватывать; пусть с их стороны начнутся неприятельские действия, чтоб можно было парламенту и народу показать справедливость России и неправоту короля и министерства... Надобно держать при себе Речь Посполитую, продолжать быть в согласии с берлинским двором... с Голландиею надобно жить в дружбе и стараться об усилении торговли с нею... Если Швеция не уступит переговорами, надобно принудить ее к этому оружием". Заключает свое донесение в Петербург Куракин итальянской пословицей: "Кто выигрывает время - выигрывает жизнь".




Copyright 2008. При использовании материалов для всех интернет проектов обязательна доступная к индексации активная гиперссылка на grimjim.com.ua