Ордин-Нащокин. Русский Ришелье


    При царе Алексее Михайловиче в XVII в. самой значительной фигурой среди государственных людей, выдающимся дипломатом был вовсе не такой уж родовитый Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин. Иностранные послы называли его наихитрейшей лисицей, а шведы присвоили звание русского Ришелье, что само по себе говорит о многом. Он, как и французский кардинал, достиг вершин власти, практически управлял государством, имел развитый политический ум, способный наблюдать, понимать и направлять общественные движения.
    До появления на политической арене России Ордин-Нащо-кина государственных людей такого масштаба и уровня еще не было. XVII век породил новые времена- начинался спрос на ум, волю, личные силы государевых людей, на их преобразовательную деятельность. И Афанасий Лаврентьевич стал наиболее энергичным деятелем той эпохи.
    Ордин-Нащокин интересен еще и тем, что, по существу, он опередил свое время, подготовил реформы Петра. Своими идеями и планами он проторил путь этому царю-преобразователю. А основных идей было две. Первая заключалась в том, чтобы брать образец с Запада; все делать "с примеру сторонних чужих земель". Но при этом нельзя все глупо копировать, обезьянничать. Он говорил: "Их платье не по нас, а наше не по ним".
    И в этом отношении Ордин-Нащокин был одним из тех немногих западников, которые искали соединения общеевропейской культуры с национальной русской самобытностью. "Какое нам дело до иноземных обычаев?" - писал он, подразумевая, что у России своя огромная история, свое прошлое, складывающееся веками, и оно ни в чем не уступает европейскому. Второй исходной точкой его преобразовательных идей было то, что в государственной деятельности ни коем случае нельзя руководствоваться личными счетами или отношениями, нужно служить делу, а не лицам. "У нас, - писал он, - любят дело или ненавидят его, смотря не по делу, а по человеку который его делает: меня не любят, а потому и делом моим пренебрегают". Это было правдой, поскольку Ордин-Нащокину в ближнем окружении царя часто чинили всяческие препятствия. Его не понимали, ему завидовали, его не любили. Но у самого Афанасия Лаврентьевича личной вражды ни к кому не было, хотя царь часто выражал ему свое неудовольствие, наслушавшись знатных клеветников. А ведь Ордин-Нащокин действительно посвятил всю свою жизнь служению государству. Главным его поприщем была дипломатия, искусство внешней политики. Личный врач царя Алексея Михайловича, англичанин Коллинз, изумленно назвал Ордин-Нащокина великим политиком, который не уступит ни одному из европейских министров. И, любя свое дело, любя дипломатию, Афанасий Лаврентьевич не без гордости называл ее главнейшей функцией государственного управления, основой основ, где могут вершить дела лишь самые достойные, преданные своему Отечеству люди. Таким был и он сам - дипломат первой величины.




Copyright 2008. При использовании материалов для всех интернет проектов обязательна доступная к индексации активная гиперссылка на grimjim.com.ua