Князь Голицын. Вечный мир


    Князь Голицын очень тщательно и аккуратно относился к своим обязанностям главы внешнеполитического ведомства России. Точно того же он требовал и от сотрудников Посольского приказа. Бранденбургский посол И. Рейеру свидетельствовал, что у князя всегда была с собой маленькая книжечка в золоченом переплете, где он крохотными буковками помечал каждый пункт обсуждаемого договора, и продвинуться дальше, не ответив на предыдущий вопрос, было просто невозможно. Твердость в этом отношении у Василия Васильевича была отменная. Первым его дипломатическим мероприятием была отправка послов в Стокгольм, Варшаву, Копенгаген и Вену: требовалось подтвердить все существовавшие договоры, в особенности Кардисский мир (1661) и Андрусовское перемирие (1667). Затем Голицын предпринял искусный ход, организовав утечку информации из Посольского приказа. Цель заключалась в том, чтобы пустить слух о неразрешимых противоречиях России со Швецией, возродить надежды европейских дворов на новую кровопролитную войну между этими двумя государствами. В Москву помчались европейские посланники. Особенно усердствовал датский посол Горн, сразу предложивший план антишведского союза. Это повлияло на то, что засуетились и шведы, обеспокоенные программой нового союза, куда кроме Дании и России должна была якобы войти еще и Франция. Собственно говоря, все это выглядело достаточно курьезно и глупо, поскольку Франция никогда бы не пошла на союз с Россией против Швеции. Напротив, еще со времен Ришелье она всегда субсидировала Стокгольм деньгами и подталкивала его к войне с Москвой. Но запущенная князем Голицыным дипломатическая утка сыграла свою роль. На нее попались и датский посланник, и новое шведское посольство, спешно прибывшее в Москву. Голицын блестяще выиграл это дипломатическое сражение: мир со Швецией был продлен без отказа России от временно уступленных территорий. И в том же 1684 г. с Данией был заключен весьма важный договор о посольском церемониале, который повышал международный престиж обоих государств на европейской арене.
    Еще один дипломатический успех был достигнут князем Голицыным спустя два года. К этому времени в Европе сформировался Священный союз христианских государств, направленный против Турции. Участники этой обширной коалиции обязывались вести войну с Османской империей и ее вассалами, но для полноты действий требовалось еще и участие России. Она должна была отвлечь на себя крымского хана. Европейские дипломаты направились в Москву, желая прельстить Голицына походом на Крым. Но в таком случае Россия вынуждена была бы нарушить Бахчисарайский договор с ханом. Князь поступил весьма мудро. Он не отказывался от похода на Крым, заявил даже, что Россия заинтересована в широкомасштабной войне с Турцией. Но как воевать, если России все еще угрожает Польша, которая требует Киев, где все население ясно выразило свое желание находиться в русском подданстве? Переговоры носили тяжелый и затяжной характер. Князь Голицын твердо стоял на своей линии. Или с Польшей заключается "Вечный мир", а Киев навсегда остается в составе России, или войны с Крымом не будет. В Москве собрались европейские дипломаты, посланники Папы Иннокентия XI, польские и литовские послы. Семь недель дипломаты спорили и ссорились, а Голицын, проведя ряд секретных сепаратных переговоров, используя противоречия между той же Польшей и Турцией, сумел отстоять интересы России. "Вечный мир" между двумя славянскими государствами был наконец-то заключен. Польша навсегда уступила России Киев (за 146 тысяч рублей), а также Левобережную Украину и города на правом берегу - Триполье, Васильков, Стайки - и Северскую землю со Смоленском. Отныне православные в Польше не должны были подвергаться никаким преследованиям по религиозным соображениям со стороны католиков. Россия же обязалась начать войну с Крымом.
    Выгоды "Вечного мира" были очевидны, договор стал одной из вершин дипломатического искусства Василия Голицына, возвел его в один ряд с самыми известными политиками Европы. Нет, не зря он поражал иностранных послов роскошью своих приемов, блеском церемониала, демонстрируя тем самым мощь и богатство России. Один из посланников писал о нем так: "Этот первый министр, без сомнения, был самым достойным вельможей при дворе московском..." Голицын ни в чем не желал уступать другим первым министрам европейских государств: ни во внешнем виде, ни в обращении, ни в умении вести дипломатические игры. И взоры его устремлялись не только на Европу, но и на азиатские империи и ханства; в Посольском приказе собиралась информация об американских и даже африканских делах. Очередной его победой был Нерчинский договор 1689 г. с Китаем, с правившей там маньчжурской династией Цин. Русские поселенцы к этому времени уже освоили территории по берегу Амура, вышли к Тихому океану. Назревало военное столкновение с китайцами. Войны благодаря Нерчинскому договору удалось избежать, стали успешно развиваться торговые и промышленные отношения.
    Однако случались и досадные казусы, но не по вине главы Посольского приказа, а со стороны его не всегда компетентных и честных сотрудников. Князь Голицын в 1687 г. направил в Париж двух своих посланников - Якова Долгорукова и Якова Мышецкого, оба также были князьями. Неприятности у них начались уже в Дюнкерке, где возник скандал из-за отказа послов показать свою поклажу на таможне. Дело оказалось в том, что русские дипломаты еще и решили приторговать "мягкой рухлядью", то есть везли с собой ценных соболей и другие меха. Платить же пошлину за эти товары они наотрез отказались. Началась длительная перебранка. Дело кончилось тем, что московских посланников просто-напросто выслали из Франции вместе с их соболями.




Copyright 2008. При использовании материалов для всех интернет проектов обязательна доступная к индексации активная гиперссылка на grimjim.com.ua