Служение графа Остермана. Самоубийственные условия


    Остерман прекрасно понимал, что предлагаемые Герцем условия заключения мира самоубийственны для России. Но он не спешил отвергать их. Он вел свою игру, выполняя данные ему Петром инструкции: входить с Герцем "в конфиденцию как можно глубже и ни в коем случае не останавливать переговоры. В это время он вел тайную шифрованную переписку с Шафировым, поверяя ему ход переговоров. Старый Яков Брюс практически был уже отстранен отдела. Остерман полагал, что если не добиться сейчас мира, то война расширится, и неизвестно, когда и как она окончится". Но и план Герца был конечно же неприемлем. Хотя реальным было и другое: союзники, возбуждаемые Англией, несомненно, в скором времени выступят против России, поэтому возможен упреждающий удар против них. А Петр слал новые послания, призывая не отвергать даже совершенно неприемлемые предложения Герца. Остерман, сознавая в глубине души, каким чудовищным риском является вся эта затея, надеялся в конце концов на счастливый случай, благодаря которому вообще удастся уклониться от продолжения столь опасных переговоров и выполнения обязательств по ним. "Надобно и то принять в соображение, - писал он Шафирову, - что король шведский по его отважным поступкам когда-нибудь или убит будет, или, скача верхом, шею сломит.
    Если это случится по заключении с нами мира, то смерть королевская освободит нас от дальнейшего исполнения обязательств, в которые входим". Заканчивая свое письмо, он добавлял: "Богу известно, как я утомлен, я не могу собрать мысли". Что ж, в такой ситуации, находясь на самом острие сложнейших международных противоречий, готовых взорваться и ввести Европу в новые смертельные потрясения, можно было надеяться лишь на чудо. И оно случилось. Шальная пуля при осаде норвежской крепости оборвала жизнь Карла XII. Неизвестно, кем она была выпущена, но Аландский конгресс "благополучно" прервался, похоронив все безумные планы Герца. А через два года Остерман, ставший к тому времени уже бароном и тайным советником канцелярии, принял участие в подготовке и подписании Ништадтского договора, согласно которому между Россией и Швецией устанавливался "вечный, истинный и ненарушимый мир на земле и воде".
    Петр I был столь доволен мастерством Остермана, его дипломатическими успехами, что даже... женил его на одной из первых русских красавиц - Марфе Стрешневой, которая, впрочем, по мнению современников, "была одно из самых злых созданий, существовавших на земле". Но тут уж ничего не поделаешь; в этих случаях, как говорится, дипломатия бессильна.




Copyright 2008. При использовании материалов для всех интернет проектов обязательна доступная к индексации активная гиперссылка на grimjim.com.ua