Светлая голова князь Куракин. Смена стран


    Куракин доносил из Лондона, что Англия является самой враждебной русским интересам страной Европы. Под покровом дипломатической благопристойности Англия вредила России везде, где только могла. В Москве скоро поняли, что пребывание в Лондоне столь крупного и ценного дипломата, как Куракин, не имеет смысла в связи с бесперспективностью реального улучшения отношений с Англией. И он получил новое назначение - в Париж. Здесь князь вел переговоры с правительством Франции о посредничестве для заключения мира между Россией и Швецией, но они также оказались безрезультатными. Куракина направляют в Гаагу, где он, по существу, выполнял функции вице-канцлера за границей. Здесь русский посол, воспользовавшись соперничеством между Голландией и Англией, сумел убедить эти страны, что им выгоднее торговать с Россией на Балтике, чем поддерживать в войне Швецию. В течение всего периода своего пребывания в Голландии Куракин координировал действия русских дипломатов, вел с ними обширную переписку, давал необходимые инструкции и советы.
    Он умел мыслить широко, не только в масштабах отдельных стран, но и охватывать всю европейскую систему международных отношений. Донесения и письма Куракина поразительны по глубине мысли, меткости оценок, обоснованности предлагаемых решений. В особенности это проявлялось на генеральных съездах - международных конгрессах, где Россию практически всегда представлял князь Куракин и где требовались исключительный дипломатический дар и аналитические способности. Он и сам был строг и требователен к своим сотрудникам. Например, в 1714 г. ему предстояло отправиться в Лондон для переговоров с новым английским королем. Послом в Лондоне в то время был барон Шак. Узнав, что этот человек, немец по национальности, проводит свою личную дипломатию, вступает в переписку с государствами, враждебными России, Куракин немедленно предпринял соответствующие меры. Он писал канцлеру Головкину: "Каждый из них (князь имел в виду еще и русского посланника в Ганновере Шлейница) присылает доношения в самом обнадеживающем тоне, пишут то, чего я ни от кого не слышу; если их донесения окажутся верными, то прошу, чтоб они те дела и оканчивали; а если мне делать, то чтоб другие не вмешивались". Поскольку ни Шак, ни Шлейниц не унимались в своих личных интригах, Куракин отправил Головкину новое послание, еще более резкое: "Я по своей должности доношу, что здесь лучше быть министру из русских: и потому, что теперь к интересам царского величества присоединились дела имперские, причем иностранцы имеют собственные свои интересы, и потому, что здесь англичанам министр из русских приятнее, чем из немцев".
Г. И. Головкин

    "Успех оружия зависит от перемены в отношениях между европейскими государствами".
Б. И. Куракин




Copyright 2008. При использовании материалов для всех интернет проектов обязательна доступная к индексации активная гиперссылка на grimjim.com.ua