Посланник царя Толстой. Дела стамбульские


    В 1704 г. Толстой слал в Москву донесение: "О начатии турками войны в какую-нибудь сторону вовсе не слышится... Нынешний визирь никакого дела сделать не умеет - ни великого, ни малого, и потому я теперь сижу без дела". Без дела граф конечно же не сидел, хотя положение действительно стабилизировалось. Толстой укреплял связи с православным населением Турции, с греками, имел достаточно разветвленную разведывательную сеть. Все это требовало больших средств. Он писал царю: "Ныне известно единому Богу, в какой нужде живу; из соболей, присланных мне в годовое жалование, до сего времени не продал ни одного и впредь их скоро продавать не надеюсь". Оказывается, в Турции запретили носить соболя всем, кроме султана и визиря. Поэтому посол просил присылать жалованье деньгами. А в начале 1706 г. он уже слезно умолял канцлера Ф. А. Головина освободить его от тяжелой службы в Константинополе. Узнав об этом, Петр решил подбодрить Толстого собственноручным письмом: "Господин амбасадер! Письмо ваше мы благополучно приняли... что же о самой вашей персоне, чтоб вам переменить, и то исполнено будет впредь; ныне же для Бога не поскучь еще некоторое время быть, большая нужда там вам побыть, которых трудов ваших Господь Бог не забудет, и мы никогда не оставим".
    Толстой с получением царского письма воспрял духом, передал Головину, что отныне и думать об отказе от своей службы не будет, "хотя бы и до конца жизни моей быть мне в сих трудах". Еще он добавлял, что частые смены правительства в Турции вызывают много хлопот: "Воистину зело убыточны частые их перемены, понеже всякому визирю и кегаю его (помощнику) посылаю дары немалые, и проходят оные напрасно, а не посылать невозможно, понеже такой есть обычай и так чинят все прочие послы".




Copyright 2008. При использовании материалов для всех интернет проектов обязательна доступная к индексации активная гиперссылка на grimjim.com.ua