Ордин-Нащокин. Дипломатические успехи


    В 1658 г. Ордин-Нащокин был уполномочен царем на ведение секретных переговоров со шведами в небольшом городке Валиесаре близ Нарвы. Он должен был "у шведов выговорить в нашу сторону корабельные пристани и от тех пристаней для проезда к Короле и реке Неве город Орешек... и иные места, которые пристойны". Инструкции царя Ордин-Нащокин выполнил с блеском. Было заключено Валиесарское перемирие, превзошедшее все ожидания, - России фактически предоставлялся доступ к Балтийскому морю; кроме того, сохранялись все завоеванные земли в Восточной Прибалтике. В договоре было записано: "На обе стороны войне и задорам не быть, а быть тишине и покою". Правда, два года спустя перемирие это было нарушено, но по вине шведов, а Ордин-Нащокин уже занимался русско-польскими переговорами - он подготавливал очень важное для России Андрусовское соглашение.
    Ордин-Нащокин развил союз с Польшей в целую систему. Вековая борьба с Польшей должна была приостановиться надолго. В записке, поданной царю, Ордин-Нащокин тремя соображениями доказывал необходимость этого союза. Во-первых, можно будет покровительствовать православным в Польше; во-вторых, удержать казаков от войны с Россией по наущению хана и шведов; в-третьих, молдаване и валахи "отпадут от турок, и тогда от самого Дуная составится цельный и многочисленный христианский народ, дети одной матери, православной церкви".
    Конечно, Ордин-Нащокин понимал, что поляки - "зело шаткий, бездушный и непостоянный народ", но от союза с ними ждал самых разнообразных выгод. Польских послов он с воодушевлением убеждал, какой великой славой покрылись бы все славянские народы и какие великие предприятия увенчались бы успехом, если бы "племена, населяющие наши государства и почти все говорящие по-славянски от Адриатического моря до Северного океана, соединились, и какая слава ожидает оба государства в будущем, когда они, стоя во главе славянских народов, соединятся под одною державою!"
    "Это был мастер своеобразных и неожиданных политических построений. С ним было трудно спорить. Вдумчивый и находчивый, он иногда выводил из себя иноземных дипломатов, с которыми вел переговоры, и они же ему пеняли за трудность иметь с ним дело: не пропустит ни малейшего промаха, никакой непоследовательности в дипломатической практике, сейчас подденет и поставит в тупик неосторожного или близорукого противника".
В. О. Ключевский

    Хлопоча о тесном союзе с вековым врагом и даже мечтая о династическом соединении с Польшей под властью московского царя, Ордин-Нащокин совершал весьма крутой поворот во внешней политике государства. И он был одним из тех редких дипломатов, обладающих совестливостью - качеством, которое в большой политике весьма редко встречается. Он ничего не хотел делать без правды: "Лучше воистину принять злому животу моему конец и вовеки свободну быть, нежели противно правды делати". Вот почему, когда гетман Дорошенко с Западной Малороссией, "отложившись от Польши", присягнул турецкому султану, а потом вдруг изъявил согласие стать "под высокую руку царя московского", Ордин-Нащокин в ответ на запрос из Москвы, можно ли принять Дорошенко в подданство, гневно и решительно возражал. Конечно, помыслы о соединении всех славян (о чем мечтал еще князь Станислав) были своего рода политической мечтой Ордин-Нащокина, но союз с Польшей все же был заключен, причем от Афанасия Лаврентьевича потребовались гигантские дипломатические усилия, твердость, хладнокровие. Андрусовский мир подвел итог длительной русско-польской войне. Ордин-Нащокин сумел вытянуть у поляков не только Смоленскую и Северскую земли, но и восточную Малороссию с Киевом. Это принесло ему громкую славу. Во многие страны (Данию, Англию, Испанию, Персию, Турцию, Крым, Швецию и др.) были направлены русские послы с "объявительными грамотами" о заключении Андру-совского перемирия, что явило всему миру силу русской дипломатии.
    Ордин-Нащокин был пожалован царем Алексеем в бояре и назначен главным управителем Посольского приказа с громким титулом "царской большой печати и государственных посольских дел оберегателя", то есть стал государственным канцлером. На современном языке это сопоставимо с должностью министра страны. Став главой правительства, он сосредоточил в своих руках не только внешнюю политику России, но и ее внутреннее управление.




Copyright 2008. При использовании материалов для всех интернет проектов обязательна доступная к индексации активная гиперссылка на grimjim.com.ua