Посланник царя Толстой


    Граф Петр Андреевич Толстой среди молодых сподвижников Петра был самым старшим, а как царедворец и дипломат одним из хитрейших и искушенных. Недаром государь поручал ему самые сложные и ответственные дела, требующие исключительной осмотрительности и осторожности.
    Родился граф в 1645 г., был сыном окольничего, то есть принадлежал к высшему боярскому сословию. Почти роковую ошибку Петр Андреевич совершил в 1682 г., когда стал приверженцем царевны Софьи и принял участие в Стрелецком бунте. Такие проступки в будущем, когда Петр пришел к власти, многим стоили головы или опалы. Царь не забывал нанесенных ему обид и оскорблений. Тому же Толстому много лет спустя он доверительно говорил: "Едва ли кто из государей сносил столько бед и напастей, как я. От сестры Софьи был гоним жестоко; она была хитра и зла".
    Но Толстой сумел устоять, даже войти в доверие к Петру. Ради этого он, будучи уже в пятидесятилетнем возрасте, сам напросился на поездку вместе с молодыми выдвиженцами Петра в Италию для обучения всяким наукам и премудростям. Петр Андреевич удержался у власти, вовремя покаявшись, получил прощение, а умом и заслугами вошел в особую милость к государю. Интересен такой случай, произошедший на пирушке у корабельных мастеров. Гости, как следует подгуляв и расслабившись, принялись запросто выкладывать царю то, что у каждого лежало на дне души. Толстой, незаметно уклонившийся от стаканов, сел у камелька, задремал, точно во хмелю, опустил голову и даже снял парик, а между тем, покачиваясь, внимательно прислушивался к откровенной болтовне собеседников царя. Петр, по привычке ходивший взад и вперед по комнате, заметил уловку хитреца и, указывая на него присутствующим, сказал: "Смотрите, повисла голова - как бы с плеч не свалилась". - "Не бойтесь, ваше величество, - отвечал тотчас же очнувшийся Толстой, - она вам верна и на мне тверда". - "А! Так он только притворился пьяным, - продолжал Петр. - Поднесите-ка ему стакана три доброго флина (гретого пива с коньяком и лимонным соком) - так он поравняется с нами и так же будет трещать по-сорочьи. - И, ударяя его ладонью по плеши, продолжал: - Голова, голова! Кабы не так умна ты была, давно б я отрубить тебя велел".
    Петр Андреевич был участником 2-го, победного Азовского похода и отличился там при взятии крепости. А затем, в 1702 г., государь поручил ему самый, пожалуй, дипломатически сложный пост посла в Стамбуле. Интересы России защищать здесь было особенно трудно. Заключенный накануне, в 1700 г., Константинопольский договор о 30-летнем перемирии с Турцией был все же непрочен, не избавлял от забот и тревоги за южные рубежи. Годом прежде в Стамбуле побывал другой посланец Петра- князь Д. Голицын, пробуя добиться согласия Турции на свободу плавания по Черному морю. Последовал категорический отказ. Страх султана перед русским флотом был так силен, что турки пытались даже осуществить фантастический проект засыпки землей Керченского пролива. А слухи о том, что турки готовятся к войне с Россией, все крепли.
    Графа Толстого, первого в истории русского полномочного посла в Турции, встретили с подозрением. Против него уже поработали европейские, в основном французские, дипломаты. Между тем намерения России были настолько доброжелательны (она более всего была заинтересована в мире с Турцией), что первой задачей Толстого явилась выплата денежной компенсации за ограбление турецких торговцев запорожскими казаками. Осмотревшись, Петр Андреевич довольно скоро выяснил, что источником агрессивных побуждений служит крымский хан, непрерывно подстрекающий султанский двор к враждебным действиям против России. В 1703 г. сложилось наиболее опасное положение, когда турецкий визирь, глава правительства, Далтабан, ярый враг русских, тайно от султана пытался спровоцировать войну против России, организовав бунт крымских татар. Однако Толстой проявил удивительную осведомленность; с помощью подарков и взяток, действуя через мать султана, к которой он вошел в доверие, ему удалось раскрыть эту готовящуюся интригу. Султана известили о том, что творится за его спиной. Далтабан был смещен и казнен традиционным турецким способом: два янычара затянули на его шее шелковый шнурок.
    Но визири у султана менялись довольно часто. Толстому приходилось тратить много времени, сил, а особенно денег и соболей, чтобы с каждым из них находить общий язык. В том же 1703 г. был уже смещен сам султан Мустафа II, а на его место вступил Ахмед III. Новый правитель Турции направил в Москву своего посла, который со злобным высокомерием потребовал уничтожить воронежский флот и не строить на Днепре новых поселений. Толстому и тут пришлось приложить максимум дипломатических усилий и такта, чтобы посла отозвали, а претензии эти были сняты. Задачу Петра по сохранению мира Толстой решал всеми способами, включая подкуп должностных лиц, и получал ценнейшую информацию от своих агентов.




Copyright 2008. При использовании материалов для всех интернет проектов обязательна доступная к индексации активная гиперссылка на grimjim.com.ua