Путь Бестужева-Рюмина. Знай, у кого брать


    Возвращение Бестужева-Рюмина в политику состоялось благодаря заступничеству двух влиятельных особ при Елизавете - это были французский посланник Шетарди и лейб-медик императрицы граф Лесток. Но с ними же Алексей Петрович и начал борьбу, едва вошел во власть. Он был награжден орденом Андрея Первозванного, назначен сенатором, а затем вице-канцлером. Шетарди даже советовал императрице сразу же дать Бестужеву-Рюмину пост канцлера, надеясь, что тот станет послушным орудием в его руках.
    "Бестужев-Рюмин был дальновидным политиком, знавшим большинство тонкостей европейских дипломатических отношений. Он сумел вполне верно определить основные задачи, стоявшие перед русской дипломатией в тот период, указал ее явных и тайных противников, прямых и потенциальных союзников... избегая при этом открытой конфронтации".
А. Н. Шапкина, российский историк

    Но хотя Алексей Петрович и был обязан ему своим возвышением, он имел свои определенные, вполне сложившиеся взгляды на основные задачи русской политики. А Франции, как и Пруссии, там места не было. Бестужев-Рюмин считал, что нужно возвратиться к продуманному внешнеполитическому курсу Петра Это позволило бы России укрепить свой престиж и расширить влияние на международной арене. Когда Шетарди попытался склонить Елизавету к переговорам со Швецией на условиях пересмотра Ништадтского мира, он получил решительный отказ. Императрица следовала советам своего вице-канцлера, твердо убежденного в том, что "невозможно начинать никаких переговоров иначе, как приняв в основание Ништадтский мир".
    Швеция, заручившись финансовой поддержкой Франции, в 1741 г. объявила России войну; однако, как и ожидалось, война закончилась для Швеции полным разгромом. В августе 1743 г. в местечке Або при самом деятельном участии Бестужева-Рюмина был подписан мирный договор между Россией и Швецией. Шведское правительство подтвердило условия Ниш-тадтского договора, а Россия приобрела новые территории - часть Финляндии до реки Кюмене. Условия Абоского мира могли быть и более выгодными для России, но Бестужев-Рюмин поступил дальновидно, отказавшись от прочих претензий. Он предпочел умерить аппетит и подписать мир на тех условиях, которые не вызовут желания после подписания договора тут же начать пересматривать его. Тонкий расчет вице-канцлера оправдал себя к осени 1743 г., когда шведское правительство совершенно неожиданно для Франции заключило с Россией Декларацию о военной помощи, опасаясь нападения Дании и внутренних волнений в стране.




Copyright 2008. При использовании материалов для всех интернет проектов обязательна доступная к индексации активная гиперссылка на grimjim.com.ua